Адрес

Моск. обл. г. Жуковский

Часы работы

9:00 — 18:00 (Пон-Пят) 

Телефон

+7 962 980-87-18

Инна Шишлякова

бухгалтер для бизнеса

Суд снова усомнился в добровольности подписания работником соглашения о расторжении трудового договора

racorn / Depositphotos.com

Между работницей и работодателем было подписано соглашение о прекращении трудового договора с датой увольнения через две недели, однако через три дня после оформления соглашения работница обратилась к работодателю с заявлением об отзыве своего решения о расторжении трудового договора. Работодатель разъяснил работнице, что ее заявление не является основанием для аннулирования соглашения о прекращении действия трудового договора, поскольку достигнутая договоренность о расторжении трудового договора исключает совершение как работником, так и работодателем односторонних действий, направленных на отказ от ранее достигнутого соглашения.

Тогда работница обратилась с другим заявлением, в котором указала, что соглашение о прекращении трудового договора она подписала под давлением руководства, что не может считаться добровольным волеизъявлением. Работодатель направил письменный ответ, из которого следовало, что при подписании соглашения о прекращении действия трудового договора давления со стороны работодателя на работницу не оказывалось. На основании подписанного соглашения трудовой договор был расторгнут. Посчитав свое увольнение незаконным, работница обратилась в суд.

 Все важные документы и новости о коронавирусе COVID-19 – в ежедневной рассылке Подписаться

Суды первых двух инстанций пришли к выводу об отсутствии доказательств, подтверждающих, что соглашение о прекращении трудового договора было подписано вследствие оказания на работницу давления со стороны работодателя, отзыв своего согласия на расторжение трудового договора по соглашению сторон свидетельствует лишь о том, что работница изменила свое решение об увольнении по указанному основанию в одностороннем порядке. В удовлетворении требований о восстановлении на работе работнице отказали.

Суд кассационной инстанции с выводами судов не согласился и указал на то, что судами не были установлены иные обстоятельства, предшествующие написанию заявления, из чего можно было бы сделать вывод о наличии или отсутствии добровольного волеизъявления работника на увольнение, в том числе предшествующие переговоры относительно возможного увольнения и причины, побудившие работодателя заключить соглашение об увольнении.

По мнению кассационного суда, заявление работницы об отказе от исполнения достигнутой с работодателем договоренности о расторжении трудового договора свидетельствует о том, что соглашение сторон о расторжении трудового договора не может сохранить своего действия ввиду отсутствия на это волеизъявления работника. В противном случае фактически имеет место прекращение трудового договора не по соглашению сторон, а по инициативе работодателя.

Обвинив судебные инстанции в формальном подходе к разрешению спора, кассационный суд направил дело на новое рассмотрение(Определение Первого КСОЮ от 21 декабря 2020 г. по делу № 8Г-26753/2020).

Отметим, что суды, ссылаясь на п. 20 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 17 марта 2004 № 2, как правило, отказывают в удовлетворении требований работников о признании увольнения незаконным, когда работники пытаются отказаться от соглашения о расторжении трудового договора (см. определения Московского горсуда от 12 декабря 2019 г. № 33-55907/2019, от 18 сентября 2018 г. № 33-35759/2018, от  8 февраля 2018 г. № 33-5045/2018, Верховного Суда Чувашской Республики от 2 апреля 2018 г. № 33-1534/2018). Однако это уже не первый случай, когда Первый кассационный суд общей юрисдикции усомнился в добровольности подписания работником соглашения о расторжении трудового договора (см. новость от 12 февраля 2021).

Также напомним, что совсем недавно Верховный Суд РФ признал незаконным увольнение по собственному желанию работника, так как в заявлении об увольнении работник указал на факт оказания на давления со стороны работодателя (см. новость от 9 апреля 2021).

Источник: garant.ru