Суд: можно уволить совершившего хищение работника, если он отделался судебным штрафом

khongkitwiriyachan / Depositphotos.com

В суде рассматривалось дело о правомерности увольнения работника по подп. «г» п. 6 части первой ст. 81 Трудового кодекса  за совершение по месту работы хищения. Работник, заправляя рабочий автомобиль с помощью предоставленной ему топливной карты, систематически отливал топливо в канистры, присвоив в общей сложности почти 2 тонны топлива на общую сумму в 75000 рублей (Определение Архангельского областного суда от 4 декабря 2019 г. по делу № 33-7193/2019).

Хищение было выявлено, на работника было заведено уголовное дело, однако суд освободил работника от уголовной ответственности с назначением судебного штрафа на основании ст. 76.2 Уголовного кодекса. Данная норма допускает применение такой меры уголовно-правового характера в отношении лица, впервые совершившего преступление небольшой или средней тяжести, если оно возместило ущерб или иным образом загладило причиненный преступлением вред.

А вот работодатель решил снисхождения к работнику не проявлять и прекратил с ним трудовые отношения. Посчитав свое увольнение незаконным, работник обратился в суд. Он апеллировал к тому, что вынесенное судом в отношении него постановление о прекращении уголовного преследования не является тем документом, с наличием которых подп. «г» п. 6 части первой ст. 81 ТК РФ связывает возможность увольнения за хищение.

Суд первой инстанции согласился с доводами истца, указав, что его вина в совершении хищения не установлена ни вступившим в законную силу приговором суда, ни постановлением о привлечении его к административной ответственности по делу об административном правонарушении.

Однако в порядке апелляции решение суда первой инстанции было отменено. Архангельский облсуд пришел к выводу о том, что свою вину в совершении указанного преступления работник фактически не отрицал, а другими последующими конклюдентными действиями (заглаживание в полном объеме причиненного им ущерба потерпевшему и принесение ему своих извинений в связи с распоряжением чужим имуществом по своему усмотрению, согласие с постановлением суда о назначении судебного штрафа вместо обвинительного приговора, добровольная уплата судебного штрафа) фактически подтвердил наличие его (вины) как перед работодателем, так и при рассмотрении уголовного дела. Освобождение лица, совершившего преступление, от уголовной ответственности, само по себе не влечет его освобождение от применения иных мер ответственности (гражданско-правовой, дисциплинарной и других видов) при наличии предусмотренных законом оснований для их применения. Следовательно, по настоящему делу у работодателя имелись достаточные основания для привлечения истца к дисциплинарной ответственности в виде увольнения.

Узнайте последние изменения правового регулирования трудовых отношений и кадрового делопроизводства, пройдя обучение по программе повышения квалификации, и получите диплом установленного образца.

Отметим, что суд первой инстанции ссылался также и на позицию Конституционного Суда РФ, согласно которой содержащееся в подпункте «г» пункта 6 части первой статьи 81 ТК РФ правовое регулирование, не позволяющее расторгнуть с работником трудовой договор иначе как в случае установления факта хищения (уголовно наказуемого) и вины работника в его совершении приговором суда, учитывает то обстоятельство, что решение о прекращении уголовного дела по нереабилитирующим основаниям не подменяет собой приговор суда и, следовательно, не является актом, которым устанавливается виновность в том смысле, как это предусмотрено ст. 49 Конституции РФ; в соответствующем решении не могут быть разрешены те вопросы, которые подлежат разрешению исключительно судом при вынесении приговора, в том числе о возможности признания деяния, инкриминируемого лицу, подвергнутому уголовному преследованию, преступлением, а также о виновности этого лица в совершении данного преступления (определение от 28 июня 2018 г. № 1457-О).

Однако Архангельский облсуд данный аргумент не принял, указав, что приведенное решение судебного органа конституционного контроля принято по представленным материалам, содержащим совершенно иные обстоятельства расторжения трудового договора с работником. Действительно, поводом для обращения в Конституционный Суд стал спор о правомерности увольнения за хищение работника, в отношении которого уголовное преследование было прекращено ввиду деятельного раскаяния. Это другое основание для освобождения от уголовной ответственности, предусмотренное ст. 75 УК РФ.

Тем не менее, как видно из процитированной выше позиции КС РФ, в ней идет речь о любых случаях прекращения уголовного дела по нереабилитирующим основаниям. Поэтому, на наш взгляд, Архангельский облсуд действительно не учел мнение КС РФ по данному вопросу.

Источник: garant.ru

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *