ВС РФ снова пояснил, что сокращения продолжительности рабочего времени на один час для сохранения права на пособие по уходу за ребенком недостаточно

A№drewLozovyi / Depositphotos.com

Лицу, находящемуся в отпуске по уходу за ребенком, на основании его заявления предоставляется возможность работать на условиях неполного рабочего времени или на дому с сохранением права на получение пособия по государственному социальному страхованию (часть третья ст. 256 ТК РФ, часть вторая ст. 13 Закона о государственных пособиях гражданам, имеющим детей). При этом неполным следует считать любое рабочее время, продолжительность которого меньше, чем нормальная продолжительность рабочего времени (часть первая ст. 93 ТК РФ).

Из буквального толкования закона можно сделать вывод, что любой работник, чье рабочее время меньше нормы, имеет право на пособие по уходу за ребенком в полном размере. Однако в настоящее время в судебной практике доминирует подход о том, что формальное снижение рабочего времени не может расцениваться как работа на условиях неполного рабочего времени и свидетельствовать об осуществлении работающим родителем фактического ежедневного ухода за ребенком. Пособие по уходу за ребенком в такой ситуации приобретает характер дополнительного материального стимулирования работника, что свидетельствует о злоупотреблении правом (смотрите, например, Определение Конституционного Суда РФ от 28 февраля 2017 г. № 329-О,  определение Верховного Суда РФ от 12 августа 2019 г. № 303-ЭС19-8702, определение Верховного Суда РФ от 5 августа 2019 г. № 307-ЭС19-11732, определение Верховного Суда РФ от 19 июля 2019 г. № 307-ЭС19-11633, определение СК по экономическим спорам Верховного Суда РФ от 18 июля 2017 г. № 307-КГ17, определение Верховного Суда РФ от 5 июня 2019 г. № 309-ЭС19-7778).

Недавно Верховный Суд РФ в очередной раз отказался пересматривать решения судов нижестоящих инстанций, которые заключили, что сокращение рабочего времени на один час в день с соответствующим уменьшением заработной платы не может расцениваться как мера, необходимая для продолжения осуществления ухода за ребенком, повлекшая утрату заработка, так как не является обстоятельством, дающим возможность осуществлять фактический уход за ребенком в возрасте до 1,5 лет (Определение Верховного Суда РФ от 11 октября 2019 г. № 309-ЭС19-17405 «Об отказе в передаче жалобы в Судебную коллегию Верховного Суда Российской Федерации»).

При этом вопрос о максимальной продолжительности рабочего дня, при которой выплата пособия не будет считаться злоупотреблением правом, на сегодняшний день остается открытым. По информации Удмуртского регионального отделения ФСС России от 27 октября 2017 г. неполное рабочее время работника, находящегося в отпуске по уходу за ребенком, не может превышать 60% нормальной продолжительности рабочего времени работника. Данная позиция, очевидно, основывается на том, что пособие по уходу за ребенком компенсирует работнику утрату 40% его среднего заработка. А значит, выходя на работу на условиях неполного рабочего времени, работник не должен получать более 60% своего обычного заработка (то есть не должен работать более 60% от нормы рабочего времени). Некоторые суды при оценке правомерности сохранения за работником пособия по уходу за ребенком после его выхода на работу на неполный день также пользуются методикой сравнения утраченного работником в связи с установлением неполного рабочего времени заработка с размером пособия (см. постановление Четвертого арбитражного апелляционного суда от 12 сентября 2019 г. № 04АП-4215/19, постановление Семнадцатого ААС от 1 августа 2019 г. № 17АП-14059/18, постановление Тринадцатого ААС от 25 июня 2019 г. № 13АП-11692/19).

Источник: garant.ru

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *